Menu
RSS
НЕЗАВИСИМОЕ ОБОЗРЕНИЕ

«Ни шагу назад – за нами морг»

2327Как в Донбассе готовят будущих штурмовиков к реалиям современной войны?

Обученные и мотивированные штурмовики – хребет любой профессиональной армии. Пехотинцы берут высоты, занимают и удерживают опорные пункты под прицельным огнем, вступают в контактные бои, когда расстояние до противника исчисляется метрами.
Но без подготовки, адаптированной к реалиям современных конфликтов, жизнь солдата на передовой исчисляется сутками, а порой и часами. Наш корреспондент посетил полигон в зоне специальной военной операции, где инструкторы из 1-й диверсионно-разведывательно-штурмовой бригады (ДРШБр) «Волки» занимаются подготовкой бойцов для участия в наступательных операциях, и выяснил, сколько времени нужно для обучения штурмовика с нуля, почему советские наставления по ведению стрелкового боя безнадежно устарели и с какими проблемами из-за этого сталкиваются российские военные.
Из лесопосадки вышли несколько бойцов, с ног до головы покрытые осенней грязью. Они спешно прошагали через укутанную густой дымкой поляну и влились в общий строй. Мобилизованные, кадровая разведка, сотрудники частных военных компаний (ЧВК), бывшие заключенные и даже женские штурмовые отделения.
Через минуту колонны по команде сорвались с места и растворились в утреннем тумане.

До наступления темноты они будут тренироваться в условиях, максимально приближенных к передовой: боевые патроны, полная выкладка, имитация мин, танковый огонь и кружащие в небе БПЛА

Полигон, где проходят подготовку как новобранцы, так и закаленные полутора годами боев ветераны, находится в Донбассе. Он скрыт от посторонних, и даже журналистов пускают сюда не очень охотно, только под ответственность главных инструкторов.

Хорошо забытое новое

На раскинувшейся до горизонта степи, изрытой траншеями и искусственными оврагами, видны густые клубы дыма. Эхо разрывов врезается в барабанные перепонки и с непривычки прижимает к земле.

Из-за канонады невозможно расслышать собеседника, находящегося всего в паре метров

Боеприпасы здесь явно не экономят, что к лучшему. На срочной службе едва ли найдется солдат, расстрелявший за год хотя бы пару сотен патронов АК-74. На полигоне такое количество расходуется за полчаса тренировки.

2328
Штурмовики упражняются в стрельбе почти круглосуточно. Речь не только про статику и работу в парах, как это обычно бывает на курсе молодого бойца.

Военные отрабатывают в том числе приемы, которым раньше обучали только в спецподразделениях

«Рывок – это не балетное передвижение. Это уже бой! Когда ты двигаешься, должен понимать, где спрячешься. Все делается на ходу. Первое укрытие – стреляете стоя, затем – рывок до укрытия, где работаем с колена. Не забываем менять плечи. Вы должны научиться вести огонь как с левого плеча, так и с правого. Дальше – бежим к дальней лежке. Не зависаем! Два выстрела – и срываемся. Штурмовик должен постоянно менять укрытие, иначе погибнет», – раскатистым, но удивительно мягким голосом объясняет добровольцам инструктор по стрелковой подготовке Олег Блохин.
Новобранцы по команде срываются с места, попарно двигаясь вдоль бетонных стен и укрытий. На расстоянии 100 метров расположены едва заметные мишени. Солдаты почти не попадают по ним – сказывается отсутствие опыта и проигнорированные замечания инструктора.

Когда держите ствол, локти должны быть максимально прижаты, иначе получите пулю прямо в сустав! Стойка фронтальная, корпусом к противнику, ноги слегка согнуты в коленях, как у сумоистов. При перемещении автомат держим за пистолетную рукоять! Нет! Сначала прячемся, и только потом выглядываем и ведем огонь
Олег Блохин
инструктор по стрелковой подготовке

 

Инструктор Олег Блохин обучает российского военнослужащего технике стрельбы из укрытий

Его требования – не блажь и не желание выдрессировать чемпионов по практической стрельбе. Дело в том, что привычки, выработанные бойцами во время службы, особенно в советское время, хотя и кажутся интуитивно правильными, чаще всего приводят к гибели в первые же минуты ближнего боя. И это несмотря на то, что в прошлом они были весьма эффективны.
Например, стрельба от плеча «гвардейским» винтовочным хватом, характерная для начала XX века, заставляет бойца поворачиваться к противнику боком. Военнослужащий оголяет незащищенные ребра, под которыми расположены почти все жизненно важные органы.
Гораздо надежнее, подчеркивает Олег Блохин, занять фронтальную стойку: так бронеплита, способная выдержать большинство выстрелов калибра 5.45, сможет укрыть гораздо большую площадь потенциального поражения, и военнослужащий останется жив.

Не скажу, что это какая-то новая методика: она была разработана еще в 2008 году и принята за основу в большинстве спецподразделений. Методика учитывает снаряжение современных конфликтов и призвана по максимуму использовать потенциал бойца. К сожалению, я знаю случаи, когда перед отправкой на СВО солдат до сих пор обучают по [стрелковым] наставлениям 1938 года
Олег Блохин
инструктор по стрелковой подготовке

Сегодня рота, которую курирует наставник, отрабатывает стрельбу из укрытий, огонь с качающейся платформы, помогающей бойцам выработать правильную стойку, а также метание гранат. Каждое упражнение должно быть выработано до автоматизма, поэтому тренировки продлятся почти до самой ночи.

«Морковки» и «Поросята»

Обучение в центре подготовки ЧВК «Волки» занимает как минимум три недели. Руководство признает: этого недостаточно, чтобы полностью подготовить бойца к боевым операциям. В идеале времени требуется в четыре-пять раз больше.

Но спрос на экспресс-тренировки остается огромным. Приезжают и кадровые подразделения Министерства обороны России, и бывшие заключенные отрядов «Шторм Z», и казаки-добровольцы

Очередь на обучение растягивается на несколько месяцев вперед. И дело не только в прогрессивной методике, разработанной на основе опыта современных войн, но и в комплексе знаний в смежных сферах, который получают бойцы во время пребывания в учебке.

Инженерная и медицинская подготовка, практический штурм в городских условиях, наступление под прикрытием настоящего огня артиллерии и минометов, саперное дело – далеко не полный список навыков, которые можно получить в гостях у «Волков»

«Все обучение идет в учебных центрах. Заблуждение, что солдат на фронте чему-то учится. Оно в корне неверно. Максимум – он может научиться там выживать. А научиться грамотно воевать он может исключительно во время тренировок. Если кто-то будет утверждать обратное, это, мягко говоря, некомпетентный человек», – рассуждает Олег Блохин.
Покидаю его бойцов и двигаюсь к площадкам других инструкторов. На окраине полигона горит высохшая степь – в стрельбе упражняются пулеметчики, по неосторожности поджегшие трассерами осеннюю траву. Они пытаются организованно притушить возникший пожар и не очень настроены на общение с незнакомцами.
На другом конце поляны расположились гранатометчики, отрабатывающие уничтожение бронированной техники перекрестным огнем. Ими командует инструктор с позывным Иваныч, опытный военнослужащий с внушительным послужным списком операций под Белогоровкой, Бахмутом и Авдеевкой.

2329
«Учимся работать на прицельной дальности до 300 метров. Чтобы научиться стрелять минимально, нужен месяц, а уверенно – до трех месяцев. Опытный гранатометчик учиться работать по глазомеру, хотя сейчас и существуют продвинутые устройства для вычисления расстояния. К тому же нужно знать и помнить уязвимые места у конкретного вида техники», – делится опытом ветеран.
Минуту назад его бойцы завершили стрельбы и показали не слишком удовлетворительный результат. В качестве наказания они совершают короткий марш-бросок по пересеченной местности.
В ожидании возвращения отряда рассматриваю коробки с боеприпасами. Здесь более пяти номенклатур: осколочные «Карандаши», кумулятивные «Морковки» и даже термобарические «Поросята». «Поражает пехоту на площади до десяти метров. Выжигает буквально все, распыляя взрывчатое вещество», – авторитетно замечает Иваныч.
Уже через десять минут взвод взмокших от физических нагрузок бойцов возвращается к своему рубежу. На лицах отчетливо читается усталость, а во взгляде – заметная неуверенность. Но пробежка необъяснимым образом не проходит даром. Один за другим они успешно поражают мишени на скорость, не обращая внимание на камеру.

Через три недели это будут совсем другие люди. Не стоит их винить, все вначале косячат. Ошибок бояться нельзя. Если человек боится сделать что-то не то, он никогда ничему не сможет научиться
Иваныч (позывной)
инструктор-гранатометчик

«Ни шагу назад – за нами морг»

Неспешно прогуливаюсь под непрекращающийся шум стрельбы и взрывов вдоль огневых рубежей. Неподалеку от посадки, протянувшейся вдоль грунтовой дороги, расположилась группа, внимательно заслушивающая инструктаж специалиста по медицинской подготовке.
Санинструктор с характерным для военврача черным юмором описывает солдатам малоприятные последствия ранений в разные части тела. Иногда звучит очень даже обнадеживающе, иногда – очень даже пугающе.
«Мужики, врать не буду, попадание в лицо выглядит ****** [очень] как жутко. Кожа сворачивается ко лбу и ушам, но ничего критического для жизни нет. Заштопают, поставят на ноги. Куда опаснее ранение в треугольник нос-глаза. Почти моментальная гибель», – констатирует он.

На правом рукаве инструктора нашит весьма ироничный шеврон «Ни шагу назад – за нами морг»

2330

Собственно, Морг и есть его позывной. Завидев в моих руках камеру, он объявляет свои условия съемки: «Хочешь записывать – придется поучаствовать в инструктаже». Годится.
Далее следует непродолжительный рассказ о комплектации аптечек первого эшелона: жгут, давящая повязка, обезболивающее, перчатки, тупоконечные ножницы, бинты...

Современные турникеты – это очень хорошо, но сначала вы должны овладеть базой. К тому же ротный медик на месте соберет ваши наборы под себя, исходя из его навыков и наличия расходников
Морг (позывной)
санинструктор

Приступаем к тренировке. Бойцы ложатся на землю лицом вниз – наиболее удобная поза, чтобы начать оказывать самопомощь. Инструктор неспешно рассказывает про алгоритм работы с аптечкой: прижались к земле, обнаружили кровь, потянули свободную руку к жгуту и только затем нащупали место попадания осколка или пули.
«На передовой вы будете оказывать себе помощь чаще всего самостоятельно. Пока идет штурм, санитар не будет прыгать за вами в окоп, а счет идет на минуты. В случае разрыва бедренной артерии – 15-20 секунд. Не забывайте, что по вам будет вестись прицельный огонь. Это так называемая красная зона. Там мы делаем минимум: механическая остановка кровотечения, повязка, обезбол. Главная задача в дальнейшем – укрыться в желтой зоне, месте, где противник не сможет вас обнаружить», – продолжает медик. 

Санинструктор с позывным Морг объясняет военнослужащим алгоритм действий при ранении

Но обещание поучаствовать в инструктаже лично я все-таки нарушаю. Боец из соседнего взвода, отрабатывающий стрельбу очередью с места, не стал убирать палец со спускового крючка и случайно разрядил оставшийся в магазине боезапас прямо себе в ботинок. Необъяснимым образом пули не задели ступню и пальцы.
В эту же секунду сержант, присутствовавший на занятиях, выхватил у новобранца оружие и, страшно ругаясь, принялся отчитывать его за нарушение элементарных требований безопасности. В течение ближайшего часа нерадивый боец будет упражняться в отжиманиях под присмотром своего непосредственного командира.

Унижать бойца нельзя никогда, даже если он накосячил слишком серьезно. Это поселит злобу в душе и оторвет человека от коллектива. А так он и сам уже понял, что дурак. С другой стороны, случай очень показательный. На передовой ты представляешь опасность, в том числе для себя. Отсутствие доведенных до автоматизма навыков почти всегда приводит к трагическому итогу
Олег Блохин
инструктор по стрелковой подготовке

Уже знакомый мне Олег Блохин, наблюдавший за инцидентом, признается, что такие случаи происходят почти постоянно. И в этом нет ничего удивительного. Именно поэтому бойцов учат безопасно работать с оружием, правильно его охолащивать и чистить. Затем следуют тренировки с холостыми боеприпасами, и только затем – работа «на патрон», то есть боевыми. 

Инструктор Олег Блохин обучает российских военнослужащих правилам безопасного обращения с гранатами

Приступить к тактическим занятиям обучающиеся смогут только через 10-14 дней: они будут учиться взаимодействию, связи и координации на поле боя, начиная с уровня отделения и заканчивая батальоном. Этот процесс называется слаживанием. В идеальных условиях он занимает около месяца.
«Затем уже можно приступать к отработке, например, ночных операций. Но без основ солдаты, растерявшись в боевой обстановке, по ошибке перестреляют друг друга раньше, чем действительно смогут определить положение противника», – резюмирует Олег Блохин.

Время за полдень, и военнослужащие начинают неспешно расходиться на отдых. Впереди еще несколько часов занятий, и бойцы пользуются любой возможностью перевести дух

2331

Всего через несколько недель тренировок они превратятся из новобранцев в умелых бойцов. Выпускной экзамен учебки – передовая. И только там они смогут по-настоящему выяснить, хватит ли у них навыков не только выживать, но и побеждать.

***

Машина с инструктором резким маневром выруливает из оврага на проезжую часть. На пути в расположение приходят горькие новости. Один из отрядов «Шторм Z», который только несколько недель назад завершил обучение на полигоне, был разбит ударами артиллерии и дронов.
Из-за просчета в управлении он потерял критическую часть личного состава, несмотря на отличную подготовку. Так, в один из грузовиков с военнослужащими прилетел украинский FPV-дрон. Выжить смогли немногие. Еще меньше остались невредимыми после взрыва. Олег Блохин воспринимает вести с нескрываемой тоской.

Война – это система. Можно обучить пехоту, запасти снаряды, закупить технику. Но всего одна ошибка – например, в контрбатарейной борьбе или настройке средств РЭБ – может стоить жизни десятков солдат. Мы должны постоянно совершенствоваться! Без этого мы никогда не увидим победы ни в СВО, ни в следующих войнах
Олег Блохин
инструктор по стрелковой подготовке

Lenta.ru

Последнее изменениеСреда, 07 Февраль 2024 12:58
Другие материалы в этой категории: « DNSSEC для чайников Санкции против себя »

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх