Menu
RSS
НЕЗАВИСИМОЕ ОБОЗРЕНИЕ

«Затишья не будет!»

007209Беседа с самым закрытым командиром СВО

27 декабря 2023 года отметил свой день рождения Андрей Юрьевич Пинчук – первый министр госбезопасности ДНР, полковник запаса ФСБ, писатель и публицист. В настоящее время он вновь на фронте – в качестве командира добровольческого отряда «Барс-13».
46-летний Андрей Пинчук – личность многогранная, в которой удивительным образом совмещаются, казалось бы, трудносопоставимые вещи. Судите сами. Во-первых, у него три высших образования, полученных в трех странах, по трем разным профилям: в Российской академии госслужбы при Президенте России (кафедра национальной безопасности), в Межрегиональной Академии управления персоналом (кафедра управления экономикой и бизнесом, Киев), в Приднестровском государственном университете (юрфак).
Во-вторых, конечно, карьера. Пинчук долгое время проработал в министерстве госбезопасности Приднестровья, где возглавлял подразделения по борьбе с терроризмом, обеспечению собственной безопасности и борьбе с коррупцией – был старшим помощником министра госбезопасности Владимира Антюфеева (в ранге его зама). На его счету много резонансных дел, в том числе раскрытие агентурной сети, действовавшей в республике.
При этом, еще будучи высокопоставленным сотрудником МГБ ПМР, он успел защитить (в 2011-м) диссертацию кандидата политических наук по теме «Терророгенная угроза современному миропорядку в контексте управляемости и противодействия» в Российской академии госслужбы. Причем ведущей организацией на защите выступала Военная академия Генштаба ВС России.
После переезда в Россию возглавлял департамент безопасности «Объединенной двигателестроительной корпорации». Но уже в 2014-м, после госпереворота в Киеве, когда новый украинский режим пытался раскачать ситуацию в Крыму, отправляя туда националистов и ультра, Пинчук стал одним из тех, кто готовил будущую Крымскую весну. Как он сам рассказывал в одном интервью, в его задачу входили перевод подразделений украинских спецслужб (прежде всего СБУ) под юрисдикцию независимой Республики Крым (тогда она не была в составе России), а также подготовка к референдуму с точки зрения обеспечения безопасности его проведения.

007210
Во второй половине апреля того же 2014 года он уехал из Крыма обратно в Москву, где вернулся к «гражданской деятельности», однако в июле отправился в Донбасс, где тогда как раз происходили активные боевые действия: режим избранного президентом Незалежной Петра Порошенко бросил против только что образованных Донецкой и Луганской народных республик регулярные войска и подразделения националистов.
17 июля 2014 года Андрей Пинчук был назначен министром госбезопасности ДНР, став первым главой этого ведомства, которое пришлось «собирать» буквально с нуля: не было, рассказывал он, «ни людей, ни техники, ни оружия, ни здания». А столица республики как раз тогда превратилась в прифронтовой город, и по всей ДНР вовсю проявляли активность украинские спецслужбы: готовили диверсии, вербовали людей и т.д. Тем не менее за то время, пока Пинчук возглавлял МГБ, ни одного теракта на территории республики не произошло (многое, к слову, описано в его книге «Контур безопасности. Генерация ДНР», которая в ряде источников также называется «Тайная война. Во главе министерства госбезопасности ДНР»).
В 2015-м Андрей Пинчук снова вернулся в Москву, где вместе с Александром Бородаем (первый председатель Совета министров ДНР, сейчас депутат Госдумы) стал сооснователем Союза добровольцев Донбасса (СДД).
Спустя пару лет получил назначение на пост первого проректора Московского государственного университета «Станкин» (в 2021-м стал и.о. ректора), параллельно занимаясь публицистикой и общественной деятельностью. В 2019-м он защитил докторскую диссертацию по теме «Терроризм в условиях глобализации как фактор политической деструкции», написал ряд произведений, включая книгу «СВО. Клаузевиц и пустота», ставшую бестселлером, – «политологический анализ операции и боевых действий» (в 2023 году вышло второе издание).
После начала спецоперации Андрей Пинчук уехал в первую боевую командировку на фронт, возглавив подразделение отряда спецназначения «Центр». Вернулся обратно. Снова занялся творчеством, работой в СДД, выступал экспертом по событиям, связанным со спецоперацией и вокруг нее. С лета на канале «Царьград» начал вести программу «Сила в правде», а в ноябре, когда записывался 34-й выпуск, Андрей Пинчук неожиданно сказал: «Придется сделать паузу в передачах. Уезжаю в командировку. На фронт. Только пока об этом говорить вслух никому не нужно».
Мы и не говорили. А вот в преддверии его дня рождения созвонились и решили записать новый выпуск программы – с передовой. И заодно поговорили обстоятельно о том, что сейчас происходит в зоне СВО. Публикуем самые интересные моменты нашей беседы с Андреем Пинчуком.

007211
- Андрей, вы сегодня командир добровольческого отряда «Барс-13». Поэтому своими глазами видите, что происходит на фронте. Сначала морозы, теперь оттепель, грязища, техника вязнет... Будет пауза?
- Понимаете, время сезонных войн прошло довольно давно. В мирное время – да, и бронетехника, и снабжение, и прочие факторы рассчитывались в том числе с учетом сезонности. Но сейчас нет. К тому же не забывайте, что у нас значительная часть полевой работы сейчас переведена в режим штурмов, то есть работы пехоты. Поэтому бронетехника приобретает если не вторичный фактор, то сопутствующий и обеспечивающий. А пехота у нас, как известно, «всепогодная». Сейчас потепление, дальше опять обещают похолодание.
- Сегодня что ставится во главу угла – и с нашей стороны, и с той? Где будем, проще говоря, бить мы и где – они?
- Вот где нащупаем точку слабости, туда и будем бить. У нас есть задача прекратить обстрелы Донецка, это Марьинка, Авдеевка. Есть задача выровнять и обеспечить продвижение на некоторых ключевых направлениях. В первую очередь это Часов Яр, та же Авдеевка. Есть задача зачистить левый берег в Крынках. Точно так же и украинцы. Война ведь – это чистая механика, а не высшая математика. Где есть возможности, там и будут бить.
Зачем им нужен плацдарм в Крынках? Чтобы утилизировать свою морскую пехоту? Да, по факту так и происходит. Но они пытаются таким образом обеспечить форсирование водной преграды, то есть это подготовка. И если им удастся удержаться там, то будут пытаться где-то в обозримой близости совершить это окончательное самоубийство – только лишь с целью поддержки американских выборов. Но я все-таки рассчитываю, что этот плацдарм будет уничтожен.

007212
- А вообще какие перспективы?
- Вот эта динамика и дает ответ на соответствующие перспективы. Никакого затишья на поле боя не будет. К этому нет предпосылок. А интенсификация – да, она в ближайшее время предстоит.
- Вы говорили, что 2023-й будет тяжелым, поскольку среди основных планов – завершение СВО. Увы, этого не случилось - по разным причинам. Сегодня какие мысли на этот счет?
- Прежде всего то был не прогноз, конечно, а скорее пожелание. И я могу и сейчас его повторить: нарастить ресурсы, сделать выводы, в том числе на тактическом, на операционном и на стратегическом уровнях, за счет чего должна быть одержана победа. И вновь говорю: это четкое целеполагание, то есть конкретное определение образа той Победы, какой она должна быть. Надо уничтожить Украину как государство, лишить ее выхода к морю и дойти до Приднестровья.
- К слову о ресурсах. О чем речь?
- А ресурсы как раз и определяются в зависимости от задачи. Их, собственно говоря, и надо накопить. У нас на фронте сейчас относительный паритет, пусть и с плюсом в нашу сторону, что позволяет твердо удерживать линию фронта, решать определенные тактические (практические) задачи. Но не двигаться активно на глубину оперативного или стратегического продвижения.
Если у нас тактика выматывания – в принципе, вполне допустимая тактика, однако это одна история. Тогда всё, что мы можем делать, – лавировать в балансе удержания гражданской экономики, чтобы она не рухнула при вымывании в сторону военного потенциала. А когда за основу берется версия, что Украина – под гнетом противоречий и изменением внешнеполитической обстановки – просто рухнет не потому, что мы добились военной победы, а по совокупности факторов, то это совсем другая история.

007213
- Кстати, раз уж об анализе начали говорить. Полтора года назад вы тоже возглавляли отряд спецназа, как и сегодня. Что изменилось за это время? Настрой бойцов?
- Честно говоря, в то время, почти два года назад, было ощущение, что всё это быстро закончится, надо только поднажать. Сейчас, в первую очередь на уровне восприятия, возникло понимание, что эта история и длится уже достаточно долгое время, и, возможно, будет еще какое-то время длиться. Это сильно меняет менталитет и напоминает известную песню Высоцкого про бегуна на короткие дистанции.
- А в плане вооружения? Появился ведь совсем другой опыт ведения войны, нет?
- Как и предполагалось, о чем я и говорил ранее в программе «Сила в правде», лавинообразно растет роль дронов. Допустим, у противника при уменьшении или исчерпании артиллерийских запасов очень пропорционально возрастает количество таких ударов, которые фактически заменяют артиллерию, ну и достаточно эффективно, надо сказать, заменяют. Поэтому принципиальная задача сейчас – выработка системных мер: каких-то антидроновых оружий и прочее.
Желательно с куполообразным закрытием отдельных участков фронта. Другой главный вопрос, тоже из затянувшихся, – подавление средств ПВО противника. И тут, кстати, тема БПЛА тоже вполне могла бы найти свое законное место. А вот пехота не должна быть там ключевым фактором достижения военной победы. Это неправильно. Вот поэтому все ожидания сейчас связаны с технологиями и промышленностью.
- В вашем отряде – сплошь добровольцы. Зачем люди решают оторваться от мирной жизни, где всё ясно – есть работа, семья, какие-то привычные вещи, – и уходят воевать? Кто-то погибает, кто-то теряет здоровье...
- Честно говоря, во время боевых действий вопрос кажется... странным. Эдаким риторическим. Потому что в таком состоянии, по идее, должно пребывать всё здоровое общество – в состоянии защиты своего государства, решения боевых задач. И вот в этом смысле добровольцы выступают наиболее социально активными и ответственными людьми, наверное, которые адекватно осознают свою роль и место в этом мире. К тому же никто ведь не планирует жить вечно, так?
Даже те, кто сейчас сидит там по норам, сам себе придумывает удобные оправдания какие-то, тоже не будут существовать всегда. И они умрут, так же, как и умрут те, кто погибает на фронте. Просто смерть у тех, кто на фронте, осмысленная, это участие в историческом процессе. И если кто-то считает, что это «процесс за деньги» (есть такие голоса), так пожалуйста, пусть приедет и заработает эти деньги.

007214
- Но поскольку это процесс «не за деньги», то за что? Как вы можете сформулировать?
- Это история про личные – очень сложные и зачастую очень серьезные – переживания людей, которые заставляют их совершить Поступок. Причем именно так – с большой буквы.
- А вот лично вы – Андрей Юрьевич Пинчук, человек успешный, состоявшийся во многих сферах, писатель, целый полковник запаса ФСБ, в недавнем прошлом ректор «Станкина», автор многих научных трудов, – зачем оставили спокойную, комфортную и сытую жизнь в Москве и во второй раз уже отправились воевать?
- То есть как это «почему»?! В этом смысле Андрей Пинчук – такой же обычный гражданин и доброволец, как и все, кто сюда отправился. Поэтому маркировать меня, потому что я, мол, «социально успешный», здесь не очень-то уместно. У меня другой вопрос: а почему другие социально успешные люди, которые в том числе так много говорят о войне, почему они, любящие издалека фотографироваться с бойцами, не отправились?
- И почему же? Есть ответ?
- Здесь, наверное, вопрос гражданской позиции. И это выражение в данном контексте – не высокопарные слова, а просто сухая констатация факта. У меня товарищи гибли и гибнут. Вот вы говорите, что у меня есть некий бэкграунд определенный. Только надо уточнить, что этот самый бэкграунд выстроен весь вокруг патриотики. Скажите, как можно «кормиться», грубо говоря, на патриотизме (в моем случае здесь, скорее, моральный вопрос), то есть делать какую-то социальную карьеру, высказывать какую-то позицию, а когда раз – и война, а я вроде как в сторонке? Я вот так не хочу и другим не советую, это просто некрасиво.

Последнее изменениеСреда, 24 Январь 2024 15:38
Другие материалы в этой категории: « «Все знают, что ты из России» Про своих и чужих »

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх