Menu
RSS
НЕЗАВИСИМОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Уймите вашу правду-матку

01471О том, что честность никому не нужна, «жить по лжи» комфортнее

Сколько раз в день вы лжете? Одни психологи говорят, что не менее 20 раз, другие, что такого показателя можно легко достичь и за 10 минут разговора. В ходе одного из соцопросов лишь около трети россиян сказали, что надо быть всегда правдивым, тогда как в два раз большее число респондентов признались, что в ином случае можно и соврать. При этом каждый второй наш соотечественник признался в неумении врать. Хотя, с другой стороны, можно врать и не умеючи – а как получится. Наверное, каждому в жизни приходилось сталкиваться с человеком, который вам вот так именно и говорил на голубом глазу (карем, зеленом, черном и так далее) – мол, не умею я врать, брат (сестра, друг и далее вверх по лестнице интима). Потом оказывалось, что именно этот человек вас и кинул самым циничным образом. Так что, думаю, вышеприведенный опрос – тоже сборник лукавых утверждений, поскольку социологам люди тоже часто врут.
Термин «благочестивая ложь» (или ложь во спасение) впервые, как известно, появился у Овидия в «Метаморфозах», когда он описывает историю Телетузы, которой муж-тиран велел родить непременно мальчика, а то девочку он убьет. Однако случилась девочка, которую разрешившаяся от бремени Телетуза с санкции явившейся к ней во сне богини, заметим, выдала за мальчика. Как такое может быть и куда смотрели регуляторы гендерно-сексуальной нравственности – бог весть. Тогда с этим было не то что нынче. Но вот только когда нареченная мужским именем Ифис влюбилась в женщину, считая себя мужчиной (экая непозволительная однополость и трансгендерность), то пришлось снова взывать к богам, и те во внесудебном порядке поправили пол девушки, превратив ее в мужчину. Вот такая лживая от начала до конца и не поощряемая нынче у нас девиантность обернулась хэппи-эндом.
Идеи (вернее, термин) Овидия тотчас двинули в жизнь первые же проповедники христианства, и сама концепция благочестивой лжи была оказалась глубоко укорененной в христианской религиозной традиции. Поскольку, мол, во имя веры можно практически все, что таковую веру укрепляет. А заодно и церковь, стоящую на страже толкования веры.

С тех пор люди в общем не придумали ничего принципиально нового. Ложь – это естественное состояние человека. Тем более если абстрагироваться от самого неприятного такого слова и употребить более приятные – «фантазия», «сказка», «заблуждение», наконец.

Ну и сам принцип – во спасение – не забыть. Собственно, врать мы начинаем часто при первой же встрече с незнакомым или знакомым человеком, отвечая стандартно всякий раз на стандартный же вопрос «Как дела?» Мы же не утруждаем себя и его рассказами о том, как на самом деле все хреново или неоднозначно. Те же психологи и социологи разделяют, условно, белую ложь и черную, социальную и антисоциальную. Сказать близкому родственнику, что вам понравился подарок (хотя на самом деле нет, и вы его тут же выбросите), а врачу смертельно больному пациенту, что он еще ого-го сколько протянет – это одно дело. А наврать при приеме на работу о своем образовании и якобы огромном опыте работы по профилю – уже несколько другое. Говорят еще, что женщины и мужчины врут по-разному. Первые в большей степени, чтобы подстроиться под собеседника, вторые, чтобы показать себя любимого во всей (приу)красе.
Люди могут врать, чтобы получить поощрение или избежать наказания, для сохранения конфиденциальности или для получения превосходства над другими, для завоевания власти. Могут из корыстных или бескорыстных побуждений. Из страха или бравады. От любви или от ненависти. Нет никакого общего понимания даже относительно того, что легче – врать или говорить правду. Многомудрые исследователи тут расходятся во мнениях. Можно вполне успешно врать самим себе. И не только потому, что убедив себя в чем-то лживом, легче врать и всем окружающим то же самое. Но еще и потому, что часто именно так собственная жизнь делается комфортнее.

Ну и, наконец, и это главное, если бы нам предстал мир, где все говорят только правду и одну только правду, то он был бы омерзителен и непригоден для проживания. Нам такой мир не нужен!

Современные новейшие информационные технологии возвели ложь до уровня «постправды», обеспечив в том числе технологическую возможность каждому «поселиться» в том воображаемом мире, который ему комфортен. В этом смысле те боги, что помогли, Телетузе, уже с нами, они работают программистами, системными администраторами, кураторами и подмастерьями информационного пространства. А также его бесстрашными и циничными ландскнехтами. Ложь, наконец, победила окончательно.

Никакие так называемые «объективные факты» не являются более сколь-либо значимыми для формирования как общественного мнения в целом, так и убеждений (переубеждений) отдельного человека, если у него в голове уже есть собственная картина мира, раскрашенная собственными эмоциями, опытом и один раз уже возникшими убеждениями.

Вопрос о том, как именно они возникли, уже не имеет значения, это уведет нас в дебри погуще споров о происхождении Вселенной. Будем считать, что в один прекрасный момент в башке конкретного индивида происходит «большой взрыв», – и все. После этого пытаться переделать /переубедить человека в чем-то существенном уже невозможно. Сроки «большого взрыва» для каждого индивидуальны.
После этого одни могут десятилетиями жить ностальгическими воспоминаниями о том, «какую страну потеряли», сверяя с советской «идеальной моделью» всякую текущую действительность. Другие, напротив, будут находить даже на обывательском уровне каждодневно подтверждения своим убеждениям в том, что «кровавый режЫм становится все кровавее». Среди нас по-прежнему есть «убежденные западники» и не менее убежденные славянофил – и вместе им не сойтись. Есть «ура-патриоты» и «космополиты безродные», наряду с многочисленными промежуточными «фракциями». Есть те, кому «все по барабану», кроме своей частной жизни в самых разных ее проявлениях – от огородничества до секса и от показного потребления до игр в реконструкции. Для кого-то это – формы эскапизма, для кого-то самодостаточный принцип «так проще жить», для третьих – просто бессмысленная рутина, на фоне которой просто нет времени и сил думать и о чем «высоком».

Каждый волен жить по своей лжи (привет Александру Исаевичу, с его наивным мессианским лукавством), которую он почитает за правду. Но только он и почитает. Ему в ней хорошо, другим хорошо в своей.

Постправда рулит и миром большой политики. Прошли или вот-вот закончатся времена монархизма, просвещенного и не очень просвещенного авторитаризма, а также демократии. Политика превратилась в разновидность безыдейного инфотейнмента, где именно постправда – главный сценарист и режиссер-постановщик.

Все теперь обвиняют друг друга в дезинформации, информационных манипуляциях и пропагандистских войнах. Но там нет заведомо правых. И победителей тоже нет и не будет.

Потому что одним удобно верить в то, что русские лезут ко всем со своим фейками и дезинформацией, дабы подорвать демократию. А другим удобно верить в то, что совокупный Запад хочет русских извести на корню и поэтому гадит там, где только может. Даже частичная правдоподобность и той, и другой «модели» (а она таки есть), по большому счету, не имеет никакого значения, поскольку все попытки переубедить/перевербовать обречены на провал. Все, кто надо, уже мобилизованы и построены в ряды защитников каждый своей постправды, и им в этих рядах, как правило, комфортно сообразно своим убеждениям.

Нынче невозможны никакие «массовые прозрения» в жанре «и тут узнали мы всю правду про него». Невозможны до тех пор, пока не будет сформирована новая постправда, которая заменит старую, как новый штамм, прости, господи, коронавируса вытесняет предыдущий.

(кстати, вы заметили, что я не стал эксплуатировать тему ковида, хотя она очень ярко показывает, насколько хорошо каждой стороне в своей «правде-лжи» и насколько неколебимы у каждой из сторон непримиримые убеждения).
9-10 декабря пройдет виртуальный «саммит демократий», затеянный Байденом для того, чтобы дать коллективный отпор подрывным усилиям «авторитарных режимов» типа китайского или российского по отношению к принятой на Западе системе, в том числе системе ценностей. «Замок на холме» собирает верных ему «рыцарей», чтобы дать последний и решительный бой «авторитарному Мордору». Такая вот вырисовывается реконструкция. Ну а поскольку все нынче у нас виртуальное – саммиты тоже – то и основные битвы будут перенесены в виртуальное пространство. Главным врагом объявлена дезинформация со стороны Москвы, Пекина, Тегерана и иже с ними, которые все время лезут в демократические выборы через соцсети и иные порталы с целью подорвать волю избирателей. К ним, мол, не лезут ни разу с другой стороны якобы, а они вон какие. По итогам саммита может родиться «Альянс за будущее интернета», каковую идею сейчас активно толкает Америка, который будет противостоять концепции «государственно контролируемого интернета», которая господствует в КНР и набирает силу в России.

Всемирная сеть более не является единым пространством, как мечталось в начале 90-х, и уже точно не пространством обмена идеями. Это теперь дикое поле феодальной раздробленности, поделенное на враждебные княжества-лагеря, где господствуют свои суверены, свои системы ценностей и своя религия постправды, резко выступающей против прозелитизма чуждой постправды. Все, что вовне «удельного княжества», объявлено царством лжи.

Будет смешно, если на саммите примут-таки единые «стандарты» по поводу того, что отныне считать «дезинформацией», а что есть «истинная правда», что есть фейк, а что «правоверный аккаунт». Дальше надо будет окончательно определиться с «истинной гендерной и этнической политкорректностью», с тем, как соблюдают и, главное, освещают права меньшинств, из которых, собственно, и состоит все человечество.
Решить сопоставимую, но куда меньшую по масштабам задачу не удалось, кажется, даже средневековым схоластам, но это не повод, чтобы не попробовать вновь. Появится нечто вроде «кодекса» по части выполнения таких обрядов и «таинств», как борьба с коррупцией и продвижение прав человека, противодействие авторитаризму, нормы кибербезопасности и обработки персональных данных, информационной открытости и пр.

Разумеется, там, где борьба, тем более священная, там деньги. Рыцарям постправды нужны доспехи и вооружение.

Все это отдаленно напоминает усилия по созданию НАТО после Второй мировой. В ответ непременно должен появиться новый «Варшавский договор». За каждым блоком тогда была своя «правда-ложь». И попытки сделать вид потом, после холодной войны, что мир сможет стать единым, с общими ценностями, были самообманом или же сознательной ложью, поскольку это предполагало, как минимум, чтобы все отказались каждый от своей правда-лжи и переняли бы хотя бы частичку иной, чужой. Но это – неудобно.
Даже странно, что еще не созрела идея контр-саммита «истинных демократий» или, если по-честному, «авторитариев», – поскольку не время для базара и дискуссий, а время для порядка и сплочения рядов. Ведь угрозы человеческой цивилизации вылезают, как черти из табакерки, одна за другой. И противостоять угрозам, считают многие, может более эффективно лишь авторитарная модель. Ну а интернет окончательно поделят на военные блоки, где каждый за своим забором будет по-своему счастлив и покоен, поскольку будет меньше знать, что происходит вовне. А лишнее знание – это ненужное искушение, которое может поколебать веру в свою постправду. Не надо нам такого. Чужая постправда не пройдет!

Газета.ru

Последнее изменениеПонедельник, 06 Декабрь 2021 10:32

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх