Menu
RSS
НЕЗАВИСИМОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Бедность – зло, неравенство – норма

Семен Новопрудский о том, может ли безусловный доход победить нищету

Не так давно председатель КНР Си Цзиньпин торжественно объявил, что Китай полностью победил бедность и назвал это доказательством преимущества социализма над капитализмом. «Благодаря общим усилиям Коммунистической партии и китайского народа мы одержали полную победу в борьбе с бедностью. Нищета в региональном масштабе преодолена», – сказал он.

Бедность – по-прежнему главная проблема человечества. Самая массовая. Самая опасная. Никакой вирус не в состоянии нанести такой ущерб и убить столько людей. Но что такое «победить бедность»? Можно ли это сделать во всем мире к 2030 году, как планировала ООН до пандемии? И если да, то как?

В Китае, по официальным данным властей, из бедности были выведены 98,99 млн жителей сельской местности, 832 уезда и 128 тыс. деревень. С 2013 года Китай инвестировал в ликвидацию бедности 246 млрд долларов – это чуть меньше всей расходной части бюджета России на 2021 год. По словам товарища Си, с конца 1970-х годов из крайней нищеты были выведены 770 млн сельских жителей.

При этом заявление Си Цзиньпина о победе над бедностью удивительным образом совпало с концом 2020 года, на который Компартия Китая давно запланировала справиться с нищетой, и со 100-летием со дня образования самой партии. То есть все это скорее похоже на типичный для подобных режимов пропагандистский трюк. Как говорит один известнейший российский мастер подобных трюков: «Совпадение? Не думаю».

Для того чтобы понять, что такое полная победа над нищетой, имеет смысл разобраться, как выглядит сама нищета. Официальным критерием крайней бедности в мире сейчас считается уровень жизни меньше чем на 1,9 доллара в день. Это примерно 142 руб. по нынешнему курсу доллара к рублю, или 4251 руб. в месяц. Эта сумма в 2,7 раза меньше установленного правительством РФ официального прожиточного минимума в России на 2021 год.
По данным Всемирного банка, людей, проживающих в состоянии этой самой крайней бедности, на конец 2020 года было примерно 9,1-9,4% населения Земли. То есть порядка 710 млн человек. Из-за пандемии нищих в мире, по прогнозам того же Всемирного банка, станет больше на 115-150 млн. Причем их число по итогам 2020 года увеличилось впервые за последние 25 лет.

По данным того же Всемирного банка, почти половина населения мира – порядка 3,4 млрд человек – хотя и не считаются нищими по формальным критериям, но живут на грани удовлетворения основных материальных потребностей. Их доходов с трудом хватает на простейшую еду и самую непритязательную одежду.

Причем за последние полвека человечество объективно добилось колоссальных успехов в борьбе с бедностью. Для сравнения, в конце ХIХ века, когда население Земли составляло 1,6 млрд человек, на грани выживания существовало не менее 90%. С тех пор людей стало почти в пять раз больше, а доля нищих или бедных все-таки намного меньше.
Сильно меняется в последние годы социальный портрет нищеты. Среди новых бедных, по сравнению с концом ХХ века, теперь больше городских жителей с хорошим образованием. Ранее бедняками становились в большей степени сельские жители с низким уровнем образования. Армия бедных активнее пополняется за счет рабочих в сфере услуг, строительстве и промышленности. А уж какой удар по сфере услуг и множеству малых бизнесов нанесли локдауны, второй год парализующие нормальную жизнь по всему миру, и говорить нечего.
Конечно, поражают воображение и масштабы неравенства на его «концах». Нищие как-то живут меньше чем на 2 доллара в день, или на 730 долларов в год. А состояние самого богатого человека планеты Джеффа Безоса по итогам 2020 года достигло 113 млрд долларов. Чтобы заработать такую сумму, среднестатистическому нищему понадобилось бы почти 155 млн лет. Для сравнения, возраст человечества по новейшим представлениям составляет порядка 2,8 млн лет.
Есть свое неравенство и внутри бедности. Согласно последнему традиционно выходящему раз в два года докладу Всемирного банка «Бедность и всеобщее процветание, совместное решение проблем ликвидации нищеты», в странах с уровнем дохода ниже средних по миру черта бедности проходит на уровне 3,2 доллара в день, а в странах с доходами выше средних – на уровне 5,5 доллара в день.

То есть среднестатистический бедняк в относительно богатых государствах в 1,7 раза богаче своего собрата по финансовому несчастью в относительно бедных.

По данным ООН на конец 2019 года, то есть еще до пандемии, в мире хронически недоедали почти 690 млн человек. У 144 млн детей (это практически столько же, сколько все население России) из-за хронического недоедания наблюдались задержки роста. По некоторым прогнозам, из-за пандемии и мер борьбы с ней число голодающих в мире может удвоиться. Но и 690 млн – это почти пол-Китая, почти пять Россий и больше двух США.

Главным очевидным критерием победы над бедностью станет полная ликвидация физического голода и хронического недоедания на всей планете. Кроме желающих голодать добровольно и по сугубо личным причинам.

Но как этого добиться, если, например, в России, далеко не самой бедной стране мира – мы в этом отношении крепкие середнячки – треть живущих ниже официального уровня бедности, по данным Росстата, имеют постоянную работу. То есть даже наличие постоянной работы не всегда спасает от нищеты.
При этом нашествие цифровых технологий и алгоритмов, заменяющих живых «белковых» работников, грозит миру новым всплеском безработицы в ближайшие 10-20 лет. Конечно, можно постоянно переучиваться или пытаться заработать деньги в соцсетях, но вряд ли это получится у всех новых безработных.
На этом фоне, подогретом нескончаемыми бессмысленными мерцающими локдаунами, все чаще в качестве панацеи называется введение безусловного или базового дохода. Речь идет о некоей сумме, которую государство платит каждому человеку ежемесячно от рождения до смерти. О буквальном, а не условном всеобщем прожиточном минимуме.

Однако по крайней мере у двух третей государств мира, включая Индию с Китаем, в которых суммарно живет каждый третий житель нашей планеты, объективно нет денег на выплату безусловного дохода всем своим гражданам.

Кроме того, в мире не менее 150 млн бездомных и сотни миллионов людей, находящихся в странах проживания на нелегальном положении. Как платить безусловный доход им, не очень понятно. Как и на каком основании платить базовый доход мигрантам? Или мы будем в масштабах всего мира запрещать переезд из одной страны в другую?
Наряду с чисто финансовыми препятствиями на пути безусловного дохода есть и серьезные ментальные. Такой доход может серьезно изменить саму суть человеческой жизни и отношений человека с государством.

Безусловный доход – фактически продажа своей жизни государству за деньги. При этом наша жизнь превращается как бы в место работы. Ты начинаешь работать «человеком» на бессрочном – сколько отпущено судьбой – контракте и получать за это некую гарантированную небольшую пожизненную зарплату.

Кажется, не об этом ли мечтали апологеты идеи всемирной победы коммунизма, строительство которого так изуродовало российскую историю прошлого века? Не этим ли грезили герои некоторых наших сказок, мечтавшие лежать на печи, а работать за них будут всевозможные сказочные помощники вроде скатерти-самобранки, которых не надо ни кормить, ни поить?
Но коммунизм, который, к слову, в идеальном варианте предусматривал безденежное всеобщее равенство, а вовсе не одинаковый базовый доход, как и скатерть-самобранка, – исключительно вымышленные сущности. В реальности ни того, ни другого никогда не будет.
Людям даже при наличии позволяющего купить еду и одежду пожизненного базового дохода неизбежно придется работать.
Кто-то же должен производить и развозить по домам эту еду и одежду. Кто-то должен строить эти дома. Делать для них мебель и строительные материалы, пока сами люди не стали компьютерной проекцией и сохраняют плоть и кровь. Кто-то должен лечить нас. По крайней мере, делать хирургические операции на удаленке по зуму мы, вероятно, не научимся прямо завтра. И скриншоты таблеток едва ли заменят нам реальные лекарства.

В конце концов, кто-то должен производить и ремонтировать бесконечные гаджеты, поскольку это теперь наш главный крестраж, наша кощеева игла и главный источник жизни, а бездельники на базовом пожизненном пособии все равно будут постоянно зависать в интернете и делать заказы онлайн.

Мы уже наблюдали в прошлом году сюрреалистические картины этого квазикоммунистического будущего, когда по пустым городам сновали на велосипедах курьеры – доставщики еды, оказавшиеся главными люди в новом дивном мире.
Но, главное, государство, выплачивая базовый доход, просто вынуждено будет как-то принуждать людей к труду. Потому что если всем будет хватать этого дохода и все вдруг перестанут работать, мы быстро вымрем от голода. Или одичаем. Ведь еда не будет падать на нас с небес.

Побеждать нужно именно голод, а не бедность саму по себе. И категорически не надо пытаться искусственно полностью упразднять неравенство. Его можно аккуратно уменьшать без насилия, но оно – популяционная норма.

Люди равны только по факту смерти, но даже не по факту рождения. Во всем остальном ни самый изощренный тоталитаризм, ни новейшие технологические или медицинские прибамбасы не сделают нас одинаковыми.
Для борьбы с нищетой государствам необходимо создавать возможности людям трудоспособного возраста зарабатывать достойные деньги собственным трудом. Содержать стариков и маленьких детей. Можно экспериментировать и с безусловным доходом. Но не забывать о том, что человеку очень важно чувствовать себя востребованным и работать. Что работа, особенно содержательная, – не менее важная часть жизни, чем отдых.
Полностью искоренить бедность к 2030 году, как замышляла ООН, человечеству вряд ли удастся. Но уменьшать долю нищих, бороться с голодом, адресно помогать беззащитным мы обязаны. Едва ли не главный смысл существования любого государства в том, чтобы все его жители как минимум могли себя прокормить, не преступая закон и не убивая друг друга за кусок хлеба.

Газета.ru

Последнее изменениеВторник, 16 Март 2021 18:38

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх