Menu
RSS
НЕЗАВИСИМОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Заместительная индустрия

02991Как союзники России по СНГ собираются противостоять санкциям Запада

Беспрецедентные санкции против российской экономики должны выявить способность страны поддерживать промышленное производство, сохранять стабильность банковской системы, а также справляться с воздействием других сложнейших факторов, влияющих на безопасность государства и его дальнейшее развитие. Однако, Россия готовилась к подобному сценарию последние восемь лет, чего не скажешь о ее ближайших партнерах – странах СНГ, связанных с РФ многочисленными договорами и участием в международных организациях. После того как США предупредили третьи страны о санкциях для тех, кто будет помогать Кремлю обойти введенные против нее экономические ограничения, страны СНГ оказались в непростой ситуации. Российская Федерация является их ведущим торговым партнером (в особенности это касается Казахстана и Узбекистана), традиционно занимая первое место по объемам их внешнеторгового оборота. И здесь встает вопрос о готовности республик разделить антироссийские санкции. Помогут ли руководители Казахстана, Армении, Кыргызстана и Узбекистана своему северному партнеру? А главное – насколько готова к импортозамещению их экономика?

Прямая речь

Реакция государств СНГ в ответ на угрозы США санкциями в отношении третьих стран последовала незамедлительно и оказалась неоднозначной. Белоруссии это не касается, поскольку союзное с Россией государство с 2020 года находится под санкциями со стороны Европы и США, и партнерство с Россией только 02992усилило давление на республику.
Другие же страны оказались перед сложным выбором, на чью сторону встать, и пытаются открыто не выражать поддержку России, делая порой противоречивые заявления. Так, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев во время телефонного разговора с Владимиром Путиным подчеркнул важность «взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества», но замглавы администрации президента Тимур Сулейменов заявил, что Казахстан не будет инструментом для обхода санкций против России.
Премьер-министр Армении Никол Пашинян и Владимир Путин тоже поговорили по телефону, подтвердив «обоюдный настрой на дальнейшее укрепление стратегического партнерства и союзничества России и Армении». Поддержал действия Кремля и президент Кыргызстана Садыр Жапаров. Узбекистан никаких громких заявлений не делал, но UzAuto Motors приняла решение приостановить экспорт автомобилей в Россию.
Всем понятно, что даже вторичные санкции будут для стран Центральной Азии серьезным испытанием, но Россия – их самый крупный торговый партнер, и не обращать на это внимания они не могут.

В темпе вальса

На фоне непрекращающейся политики санкционного давления со стороны Запада, страны СНГ должны бы были стать еще более важными торговыми партнерами России – потенциально крупнейшего для них рынка сбыта. В этой связи, вопрос о необходимости импортозамещения и создания конкурентоспособной альтернативы импортным товарам, лишь усиливается. Впрочем, особенных успехов на данном поприще, за редким исключением, пока не достигнуто.
Так, например, в Белоруссии доля зарубежных компонентов в местной продукции в ряде случаев достигает 70 процентов. Не меньшие проблемы и в Казахстане, где импортируют более 90 процентов товаров легкой промышленности, а в строительной отрасли эта цифра по некоторым категориям достигает 95 процентов.
Импортозависимыми в республике остаются около 20 процентов от 30 основных наименований сельскохозяйственных товаров. Ситуация с импортозамещением в Армении и Киргизии и вовсе выглядит удручающей вследствие слабой экономки и присутствия на их рынке продукции из Китая. Несколько по-другому в Узбекистане, экономика которого активно растет на протяжении последних нескольких лет.
Сравним двух соседей: ВВП Казахстана в прошлом году составил 177 миллиардов долларов, Узбекистана – 69 миллиардов 02993долларов (Армения с 13,6 миллиарда долларов и Кыргызстан с 8 миллиардами долларов непоказательны). Однако еще в 2017 году разница в ВВП двух стран была пятикратной: 158,2 миллиарда долларов против 30,7 миллиарда.
И сегодня ВВП Казахстана, отставая в темпах роста, лишь в два с половиной раза больше узбекского. В текущем году реальный рост ВВП Казахстана ожидается на уровне 2,1 процента а Узбекистана – 5,9 процента. А ведь именно рост экономики привлекает зарубежных инвесторов.
«Все упирается в структуру экономики, – говорит руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. – Узбекистан имеет наибольший из всех стран региона уровень диверсификации, а казахстанская экономика – сырьевая и достаточно односторонняя».
По мнению эксперта, Узбекистан продолжит наращивать экономическое развитие и в перспективе пяти-десяти лет вполне может сравняться с Казахстаном.

Что сделано

Узбекистан действительно с 2017 года живет в условиях реформ, когда стартовала Стратегия действий по пяти приоритетным направлениям. Как следствие, в страну потянулись иностранные инвестиции. Только по итогам прошлого года Узбекистан освоил 11,1 миллиарда долларов иностранных инвестиций – это 113 процентов от годового прогноза. А с 2016 года объем прямых инвестиций из-за рубежа удвоился.
В республике вcего за три года запустили крупнейший в Центральной Азии газохимический комплекс, который работает не только на республику, но еще и экспортирует продукты нефтехимии. Активно вкладывают в Узбекистане и в глубокую переработку хлопка. Как результат – в 2010 году мощности предприятий по переработке хлопкового волокна составляли 270 тысяч тонн, то есть только 27 процентов от урожая, а к 2020 году благодаря технологическому переоснащению текстильных предприятий объем переработки хлопка составил 100 процентов, и республика 02994полностью остановила экспорта хлопка-сырца. Расцвет не только АПК, где экспортный потенциал превышает пять миллиардов долларов в год.
В Казахстане же, несмотря на усилия по диверсификации, программы индустриального и аграрного развития буксуют. О строительстве аналогичного узбекскому газохимического комплекса в Атырауской области чиновники говорили с середины нулевых, но он так и не построен. С легкой промышленностью тоже не все просто. Ее удельный вес в обрабатывающей промышленности – не более 1,2 процента. Внутренний спрос обеспечивается не более чем на десять процентов. При этом средняя загруженность мощностей составляет чуть более 26 процентов.
«Те меры, которые провел президент Мирзиеев для либерализации экономики (Узбекистана), при сравнении Узбекистана и Казахстана дали немалые преимущества Ташкенту, – говорит казахстанский политолог Данияр Ашибаев. – При этом там более технически подготовленная и мобильная рабочая сила, стабильное законодательство, последовательность реформ. То есть все то, чего не хватает у нас».
По его словам, программа модернизации и инновационного развития в Казахстане провалилась, как и многие другие программы.
В качестве доказательства этого утверждения можно привести тот факт, что официальный национальный перевозчик 02995Казахстана авиакомпания «Эйр Астана» по факту на 49 процентов принадлежит британской BAE System PLC. Поэтому в текущих политический условиях авиакомпания по своему решению остановила полеты в Российскую Федерацию, оставив без прямого сообщения граждан двух стран.
Однако Казахстан сохранил и развивает стратегически важные прежде всего для своей экономической независимости отрасли – машиностроение, сельхозмашиностроение и автопром, хотя им тоже начали сокращать стимулирующие локализацию меры господдержки. Так, например, утилизационный сбор на технику в феврале этого года без объяснимых причин был снижен сразу в два раза.
Напомним, что после того, как в 2019 году в республике был введен утилизационный сбор, наибольшую динамику роста среди отраслей машиностроения показало именно автомобилестроение (за пять месяцев 2020 года рост составил 47 процентов) и производство сельскохозяйственной техники (за шесть месяцев 2020 года плюс 125 процентов). Это подстегнуло иностранные компании организовывать в Казахстане собственные сборочные производства.

Расставить приоритеты

В марте этого года в послании казахскому народу президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев объявил о проведении политических и экономических реформ, курсе на демократизацию общества, инвестиционную привлекательность республики и поддержку реальных секторов экономики, приоритетное развитие в республике стратегически важных для безопасности и суверенитета страны отраслей – машиностроения, автопрома, АПК и легкой промышленности. Это и есть столь необходимый Казахстану отход от сырьевого уклада с одновременным ростом выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью.
Первые шаги уже сделаны. Министерство индустрии и инфраструктурного развития выбрало более 700 проектов импортозамещающих промышленных производств. До 2025 года должен заработать 131 проект, который заместит импорт на четыре миллиарда долларов и увеличит несырьевой экспорт на девять миллиардов долларов. Значительная его часть пойдет в Россию.
По качеству и скорости проведения реформ Узбекистан пока лидирует среди стран Средней Азии, так же как и по темпам экономического роста. Казахстан сохраняет лидерство по размеру ВВП. Но это может измениться, если объявленные Токаевым реформы остановятся из-за крайнего популизма или противоборства несогласившейся с новой реальностью семьи бывшего президента и приближенных к ней бизнесменов. Как это, например, было в случае с государственным холдингом – фондом «Самрук-Казына», до недавнего времени возглавляемым родственником Елбасы, саботировавшим указания Токаева о выплате дивидендов в пользу государства. Что, надо сказать, закончилось отставкой топ-менеджера.
Судя по всему, глава Казахстана уверен в своих силах. Во-первых, он довольно жестко пресекает антироссийские заявления своего ближнего круга. Как это было, например, в случае с Тимуром Сулейменовым заявившим, что Казахстан не станет помогать России в обходе санкций США и ЕС. Во-вторых, в поддержку этой версии может свидетельствовать публикация в американском журнале The National Interest статьи под названием «Турбулентность в Евразии не замедлит прогресс Казахстана». В ней Токаев изложил свою точку зрения на происходящее внутри страны и за ее пределами.
«Как государства, имеющие самую протяженную (общую) границу в мире, Казахстан и Россия поддерживают особые отношения взаимного сотрудничества», – пишет он. Но самое главное, о чем говорится в его статье, это то, что Казахстан не поддерживает санкции против России, несмотря на усиливающееся давление со стороны США и Евросоюза.
В целом, если говорить о позиции стран Центральной Азии, они продолжают придерживаться нейтралитета, стараясь явно или неявно поддерживать Россию на международных площадках. Например, среди государств, проголосовавших на генассамблее ООН против исключения России из Совета по правам человека, оказались Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан. Против резолюции ООН, которая осуждала действия России, проголосовала Беларусь, воздержались Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан, а Узбекистан и Туркменистан не принимали участия в голосовании.

Lenta.ru

 

Последнее изменениеВторник, 26 Апрель 2022 15:11
Другие материалы в этой категории: « Аграрии прокормят Борец с пустошью »

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх